Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:36 

"Здравствуй город, ХХХ, на Ниве" Часть 1.

На работе всегда нечего делать в 4 утра поэтому расскажу о том как мы с Валей отправились этим летом в Питер. Рассказ этот будет написан не до конца по-моей воле, ибо моя любезнейшая посестра (Извините не знаю как называется побратим женского пола) и Валя, потребовали с меня изложения этой истории в той или иной последовательности. Началось все примерно в 2 часа ночи на Ленинградском вокзале. Так вот оттуда напрямую мы собрались на поезде в славную всем чем можно, кроме дешевого кокса Северную пальмиру. По-приезду разместились в милом отеле квартирного типа, которому в последствии было суждено быть разбитым моими умелыми руками, но об этом позже. Московский вокзал предстал перед нами местом тихим. даже не то чтобы тихим - абсолютно игнорирующим все наши мысли и желания на тот момент. Как любые приезжие сразу с поезда мы отправились в ближайшую привокзальную "Харчевню" и на осмотр достопримечательностей. Стоит заметить что этот осмотр не окончился ничем интересным кроме молодого человека в килте, да районом Питера под названием "Чёрная речка". все это описание никак не относится к будущей завязки моего рассказа, а служит лишь для того чтобы полностью окунуть тебя, милый читатель, в атмосферу полнейшей рутинности сего повествования. Смекаешь?
Так вот обойдя изрядную часть Центра Питер разной удаленности и захватив с собой пару-тройку мест на "попить кофе" мы вернулись в наш номер, еще не подозревающий о своей незавидной участи. По дороге успели зайти в аптеку приобрести лекарства от насморка, головной боли и детей. В итоге завалившись в вышеуказанные хоромы с антресолями размером с комнату на втором, воображаемом, этаже нашего номера мы легли спать и разумеется как все "практически молодожены" отлично выспались, а проснувшись и уверив девушку на ресепшене, что на развод мостов мы не отправимся принялись дразнить мать природу на тему возможного зачатия детей и пожалуй тут стоит начинать сам рассказ.
Как и многие другие наш презерватив оказался гондоном. Неокрепшее сознание Вале с должным мужеством выдержало этот факт и со свойственным ему ответственностью и моим любящими ментальными подзатыльниками позвонило нашей маман, примерно в 3 часа ночи. Для несведующих сообщаю, что наша маман это миледи, слегка за 30, с милыми змеями на плече, которые вы вряд ли смоете мылом, интересной внешностью, и еще более интересным складом ума. Так вот эта милая женщина вкратце ласково и доходчиво сообщила Вале, о всех имеющихся медикаментозных, эзотерических и научно-фантастических формах предотвращения беременности, самым разумным, само собой сочтя медикаментозный и рассказав о нем Вале.
Будучи несведущими в медицине и слабо представляя реакцию разного рода медикаментов на алкоголь мы отправились в ты же аптеку, где давеча покупали капли в нос, за более радикальными средствами. по дороге наткнулись на театр "Комедиантов" Питер улыбался нам, улыбался широко и ясно давал понять как сильно он нас любит, разумеется, как любой объект лишенный тела показывал он нам это фантиками от презервативов разбросанными на улице и широкой улыбкой на эмблеме вышеуказанного театра.
Затарившись всем необходимым я моя благоверная отправились в место под названием "Andy bar" ну как отправились...попытались его найти по карте, изображенной на флаере. в процессе шедший рядом молодой человек поинтересовался:

- Извините, вы не знаете где здесь круглосуточный?
- извините, не знаем, нам бы аптеку. - парень выглядел более чем прилично, хотя Земля явно уже как пару часов устало носить его строго вертикально и теперь по синусоиде смещала относительно оси вращения.
- извините, аптека вот перед вами, а круглосуточный? знаете...я же не дойду сам-то..
- Извините, но круглосуточный есть на той стороне.
- Извините, но я знаю дело в том что...вряд ли я перейду дорогу. - Диалог закончился практически так же внезапно как и начался, ибо Вале потащила меня вперед. я в спешке еще пару раз извинился с парнем и отправился на поиски бара, обещавшего залить наш стресс, да и рожа Энди Уорхола на логотипе не могла лгать. Могла! Зайдя в подворотню, служившую первым и последним поворотом к нашей цели, и намекающую пройти себя до конца, она представила перед нами вывеску заведения "Jesus". указатель отображал стрелку вверх и соответствующую надпись. Что ж спорить с ним было сложно.
В конце переулка мы и правда нашли бар. Лица Энди не было нигде, это...представьте себе... был пляж. Это был Пляж ровно в центре Петербурга на Лиговском. Старый на вид частокол, огораживал самые настоящие бархан, из центра которых звучал довольно милый Эсид джаз. а на их поверхности в полном хаосе, на подобии вселенной размещались, плетеные кресла, настольный тенис и футбол, Шахматная доска, лежаки, пляжные зонты...и много, поверьте очень много странных вещей вплоть до музыкального аппарата с венилом. Это было похоже на приступ бред, представьте что поздно ночью в Питере в попадаете в "Алису в стране чудес" снятую Гаем Ричи... хотя скорее Джармушем, но вы представьте себе это черт возьми!!
Само здание бара было скромных размеров, стандартной комнаты в пятиэтажке. Барная стойка занимала ровно половину зала, удобный диван с мирно посапывающим человеком в комплекте. и столик напротив с одухотворенным телом лет 20, держащим в охапку ноутбук. за барной стойкой не считая нас были двое молодых людей и девушка.

- Зачем вам Московское? отыграли бы на Нашем в Питере?
- Да не знаю... толку нам мотаться? - отвечал парень девушке тот что пониже и потолще.
- Что толку? у нас народ мирнее, дешевле выйдет да и вообще аудитория закаленная. Питер же ребят. День рождения Цоя все дела, это нельзя пропустить.
- Нельзя - тот что подлиннее крайне не хотел отвечать, он выжимал из себя слова, словно каждое стоило не меньше состояния, а перспектива стать банкротом его не очень радовала.
- Мариш, так мы и не собираемся... ты пойми у нас аудитория в Москве... у нас записи там, мы к вам выбрались на фест, в сетку вещания вы нас уже года 3 не ставите. Да и там вообщем-то тоже. толку жопу рвать? - короткий показался мне парнем не самой милой наружности. но явно не из глупых..и скорее всего просто уставший.

К этому времени бармен успел протереть все стаканы, вилки, ножи, ножки стульев, и кажется даже сделать маску для лица, пока дождался нас.

- 2 по сто.
- по сто нет, только пятьдесят.
- тогда четыре.

Мы с вале плавно осушили четыре рюмки и покинули бар. тот что потоньше очень внимательно смотрел на нас краем глаза... он вообще очень внимательно смотрел и когда мы покидали бар слегка улыбнулся.


************************

00:17 

2009 год с дневника на лиру. "Глубокая ночь"

Глубокая ночь наступила, свинцовые тучи грозили спрятать луну. В небольшой квартире старой хрущевки, её единственный хозяин, уже несколько часов лежа на полу, пытался уснуть. Пролежав порядочное количество времени, глядя в потолок, от руки изрисованный звездами, Он надеялся, что сон придет и плавно унесет Его с собой. Обычно так оно и случалось. Лунный свет проникал сквозь неплотно закрытые жалюзи, оставляя призрачную полоску на потолке, небольшом куске стены и слабый отсвет на полу, пробегая по Его телу еле заметной дорожкой. Столь желанное забвение так и не приходило. Он начинал всерьез нервничать. Не подумайте, то был не обычный невроз от частой бессонницы, совсем нет, это было волнение более глубокое, более тревожное. Нечто подобное человек испытывает, должно быть, перед дальним перелетом или просто долгим путешествием. Человек в таких ситуациях обычно начинает вспоминать, выключил ли он свет дома, не забыл ли отключить газ, оставил ли он корм домашним животным и не завянут ли в его отсутствие любимые фиалки. Точно так же и Он лежа на полу, копался в своих мыслях ожидая сон. Волнение увеличивалось, слишком давно ему не приходилось спать. Это ужасно…
Он оставил без присмотра целый сон, уже месяц Он не появлялся там и сейчас боялся, что могло случиться . Целый мир. За которым даже присмотреть некому! Мир которому отроду меньше года, остался на месяц совсем один одинешенек. Помниться, несколько месяцев назад, Он впервые оказался там. Как и сегодня, сон совершенно не хотел приходить, более того, казалось, что он совершенно очевидно убегает. Рассветное солнце уже выглянуло из-за линии горизонта, когда беглец одумался и все же вернулся на законное место, уводя Его за собой в приятный мир сна.
Он открыл глаза. Земля под ногами, была изрезана трещинами и изломами, все вокруг окутывала дымка тумана, слегка светящегося околофиолетовыми оттенками. То тут то там, вокруг Него мелькали тени, идя вперед, сквозь туман, он все время натыкался на лица знакомые ему, это были герои книг, в том виде как представлял себе их Он, киноактеры, старые знакомые в самых интересных одеждах, животные, или просто необычные создания, как например огромный цветок, с пышным бутоном, на подобии тюльпана, но с длинным рядом узких, похожих на спицы зубов, который поинтересовался: «не найдется ли у любезнейшего закурить?». Он шел вперед, потеряв счет времени и пройденному расстоянию, как вдруг увидел огромный возвышающийся над туманом силуэт, неизвестного происхождения, через несколько шагов стало ясно, что это было невероятных размеров растение, с широкими, под несколько метров лепестками. На одном из них сидела крошечная фигурка, заметив гостя, она грациозно спорхнул на землю, и пошла навстречу. Когда она подошла поближе Он смог разглядеть незнакомку. Это была, безусловно, девушка, невысокого роста, со светлыми, не понятного цвета волосами и такими же глазами, уши немного заострены, как у эльфов из кинофильмов, прекрасное лицо, овалом, заостряющимся к подбородку, излучало дружелюбие.
- Привет, меня зовут Леи! – поздоровалась эльфа. Пораженный происходящим, слишком реальным для сна, Он не смог выдавить из себя ничего осмысленного, кроме довольно глупой фразы.
- Где я?
- Во сне разумеется. – Глаза Леи изучали его лицо, остановившись на глазах, они жадно впились в зрачки.
- А…что я здесь делаю? Кто они? – Он махнул рукой назад, там где простирался туман. Попытка отвести взгляд оказалась, крайне неубедительной, Он начинал чувствовать себя неуютно.
- Ты здесь… собственно, спишь. А они, твои мысли и фантазии в большей части, хотя не все.. Ты наверняка встретил Самюэля? Бедняга не курил уже несколько лет, знаешь…было бы неплохо построить вон там табачную фабрику…ну или просто сделать кладовки с трубочным зельем…Кстати ты не против если я здесь поживу? – Леи говорила не переставая ни на секунду, все это сопровождалось довольно бурной жестикуляцией. Очевидно, устав стоять на месте, эльфа расправила небольшие крылья, покрытые черным и белым оперением, поднялась на несколько сантиметров над землей и поплыла в сторону огромного лепестка, на котором недавно сидела, при этом продолжая что-то бурно рассказывать и описывать.
- Леи – медленно следуя за неожиданной знакомой и немного сообразив, что происходит вокруг, он осмелился обратиться к ней – А кто ты?
- Я твоя фея – ответила она не оборачиваясь.
- То есть «Моя фея»?
- Ох… - Леи мученически подняла взгляд наверх, будто ожидая, оттуда подсказки или помощи - У каждого живого человека есть фея, она следует за ним по пятам, охраняет его сон… вот я твоя фея. А это твой сон… впрочем не совсем так…
Он вопросительно посмотрел на неё, а фея продолжила:
- Ты слишком сильно старался убежать от себя. В конце концов, посмотри на свою квартиру! Кроме старого ковра, побитого столика, и картины от школьной подруги нет ничего! Сам загнал себя.. а этот мир, он – твой.
- Мир..?
- Да, то место где ты сейчас, оно ни чем не хуже, того, где ты заснул. И оно будет жить, даже когда ты проснешься, если захочешь разумеется.
- Если захочу чтобы жило?
- Нет, если захочешь проснуться.
- А как же ты? Тут же есть еще кто то… пока шел…
- Я просто тут живу, а насчет других не знаю.. это твой мир.
- И я волен делать здесь что захочу?
- Разумеется, впрочем ты и так сделал, что захотел, вот только с населением возникли проблемы, но даже не смотря на это, они все живы…правда довольно бесцельны, но это проходит.
Проснувшись на следующее утро после этого сна, Он долго лежал и смотрел в потолок, надеясь, что наваждение исчезнет, солнце еще не взошло и раздвинув створки жалюзей, Он заметил мелькнувшую тень, тень это была крайне похожа на ночную знакомую. В комнате от чего то было очень холодно. Пройдя по квартире, Он заметил что все двери и окна, кроме одного, раскрыты настежь.
Все следующие дни проходили в тумане, работа, дом, сон. Жизнь прошлая казалась скучной и бестолковой, каждый вечер он стремился оказаться скорее в своем чудесном мире.
Мир его, начал принимать смысл. Он построил огромную табачную фабрику для Самюэля, дал своим фантазиям чувства, некотором позволил мыслить, туман стал плотнее, силуэты, однако, попадались реже, только изредка кто-то встречался на пути и стремился с жаром рассказать Ему что-то важное, нечто необычайно знакомое, но интересное. Он создал для своих фантазий искусства, не те, что привыкли видеть мы, как живопись, поэзия или музыка. Иные, но от этого ни на йоту не хуже. А для себя создал набережную. Небольшой, пологий склон, с несколькими рядами груш и огромными, будто дома, ивами у самой воды. Около берега цвели лотосы, вечный закат и мелкий дождик пожеланию. Приходя сюда каждую ночь он не чувствовал себя ни одиноким, ни покинутым, чувство невероятного тепла наполняло его, несколько раз он думал о том чтобы не просыпался, но страх остаться навсегда в своем мире все же был сильнее желания покоя. Так шли день за днем, неделя за неделей, время шло стремительно, но во сне оно растягивалось, как того хотел он.
Он как обычно прошел в тумане, мимо дерева Леи, мимо Самюэля, встретил по дороге пышную даму с собачкой, которая сказала, что было бы неплохо устроить здесь выставку или быть может даже поставить театр и остановился на своей набережной. Как всегда усевшись под раскидистой ивой, он смотрел на воду. Маленькие барашки волн разбивались, о камни около берега, волнуя лотосы, уже привычная дорожка заката переползала из одной части озера в другую. Он сидел и смотрел на остатки вечнозаходящего солнца и на уже появляющеюся луну, думал о предложение пышной дамы: «Неужели им в самом деле нужен театр или выставка? Но зачем? Нет, конечно, если они хотят, я сделаю. Впрочем. Логичнее было бы просто научить их делать все самим, уж такие мелочи они смогут сами. Интересно а они могут говорить друг с другом… Хотя может им это и не нужно вообще, поди, найди приятеля в таком дыму, нет все же общаться они могут, ведь кто поливает Самюэля, и табак ему привозят. Может и не уходит отсюда? Здесь вполне приятно, да и Леи говорила, что как то можно…» Его мысль оборвалась, что-то холодное легло ему на плечо и крепко сжало, повернув голову, он заметил Леи, фея стаяла рядом и смотрела куда-то вверх, туда где солнце усердно старалось уйти спать, голос её прозвучал тихо, но неожиданно резко и печально:
- Стоит тебе проснуться, как оно, все же, зайдет, когда ты засыпаешь, наступает рассвет, пока идешь сюда, проходит день, пока сидишь здесь, оно заходит. Ты сам сделал так – голос её дрогнул – Не уходи. -Фраза эта прозвучала слишком неожиданно и странно, для создания столь необычного и сказочного.
- Я и не ухожу… Просто проснусь и снова вернусь, что в этом такого? – Он говорил торопливо и взволнованно и с легкой насмешкой в голосе.
- Прошу тебя, не надо уходить – Леи посмотрела в его глаза, она была очень серьезна, но где то глубоко за радужкой, можно было разглядеть тревогу или даже отчаяние.
Он не ответил на этот раз, просто проснулся «Глупая фея – подумал он про себя – Ну и что с того что я проснусь? Можно подумать что-то случиться… сон он и сон, какая разница ему до меня?».
Умывшись и собрав остатки завтрака со стала, он быстро оделся и выбежал из дома, день в душном офисе как всегда казался сущим наказанием. Стрелки часов медленно перекатывались по циферблату…
Возвращаясь домой, он думал о том, что ему рассказала фея.
Наступала ночь, появлялась луна. Как всегда по дороге домой, он пошел через старый парк, в котором росло огромной множество дубов, и кажется было несколько хвойных деревьев. Закутавшись в свои размышления он шел через парк не обращая внимания на все чтобы не происходило вокруг, но так или иначе увиденное впереди заставило его остановиться. Около огромного дерева, сидела обнаженная девушка с русыми, скорее рыжими волосами. Она молча обхватила колени руками и смотрела куда то сквозь него. Подойдя поближе, он спросил у девушки, все ли в порядке. Та не ответила, она дрожала, было видно что сильно замерзла. Он помог ей подняться и укрыл своим плащом, вместе они пошли к нему домой.
Приведя девушку к себе, он поставил чайник и откапав где-то рубашку и старые потертые джинсы, предложил их девушке и помог ей одеться. Усадив её застал он налил чаю, и поставил разогреваться вчерашний ужин.
- Как тебя зовут?
- Вика. – Девушка, держа чашку двумя руками, сидела, поджав под себя ноги и исподлобья глядя на него.
- Что ты делала там?
- Не помню – Вика озадаченно помотала головой. – я была дома… а потом… не помню..
- А где ты живешь?
- Я живу у себя дома, там – она неоднозначно махнула рукой куцда-то в сторону.
- Ммм… да, я как-то так подумал. А где твой дом находиться?
- Не знаю… я никогда не спрашивала.
Удивительная неспособность девушки, указать хотя бы собственный адрес проживания, смутила его, но решив оставить подобные допросы на потом, он повернулся к Вике:
- Хочешь есть?
- Угу.. – девушка воодушевлено закивала головой – А ты тут один живешь?
- Да… ну а с кем же еще? – Он невесело усмехнулся.
- Ну не знаю я вот с Адольфом живу…- Вика задумчиво, нахмурила брови.
- А кто такой этот Адольф? – В его голове, мелькнула мысль о том, что может найтись кто-то, кому можно было бы сплавить нежданную гостью и наконец отправиться спать.
- Это мой кот, большой и пушистый.. рыжий с черным – Вика выпрямилась на стуле и стала беззаботно качать ногами, едва не достающими до пола.
- Кот? ты живешь совсем одна с котом? – он вопросительно посмотрел на неё, протягивая одновременно тарелку с обещанным ужином.
- Да, родители уехали куда то, когда я была совсем маленькая – её беззаботность и непосредственность, немного пугали. В первые с момент встречи он посмотрел на неё, невысокая, волосы, почти достают до пояса, удивительно красивое лицо, с немного неправильными чертами, что только придавало ему очарования, глаза. Очень глубокие глаза, цвет неясный слишком много оттенков, но что-то ближе к зелено-голубым. Заметив что Он разглядывает её, Вика подняла взгляд от тарелки спросила:
- Ты же не выгонишь меня, правда?
- А как же Альфред?
- Адольф… моего кота зовут Адольф, он переживет, я оставила ему еды и к тому же всегда можно поймать себе мышь! Ну на худой конец таракана.. – она снова задумчиво принялась за еду, будто размышляя, сойдет таракан вместо мыши, или лучше просто поесть сухого корма.
- Но у меня негде спать… будешь хлеб? – Он протянул вике остатки от буханки.
- Я могу спать на полу, он умер. – Вика многозначительно посмотрела на остатки хлеба.
- Как умер?
- Высох, слишком долго лежал в одиночестве.
После ужина он нашел где то старый матрац и покрывало, и постелил импровизированную кровать подальше от окна. Расположившись по привычке в центре комнаты, он как и прежде закрыла глаза и приготовился заснуть, чтобы рассказать Леи как она было на права. Сон накатывал приятным волнами дремоты, когда он почувствовал что, что-то теплое прижалось к нему. Он открыл глаза. Рядом лежала Вика.
- Мне страшно там, там тени. Их много - она уткнулась головой ему в плечо и заплакала.
С тех пор ему не приснился ни один сон, а однажды утром, открыв глаза, он заметил что окна и двери снова открыты, в квартире он был один. Вика исчезла. Холод проник под кожу, он поспешил скорее все закрыть, выпил горячий кофе, но это не помогло. Весь день прошел в ожидании вечера.

И вот сейчас он лежал один. Он надеялся, что сон придет и плавно унесет Его с собой. Обычно так оно и случалось. Лунный свет проникал сквозь неплотно закрытые жалюзи, оставляя призрачную полоску на потолке, небольшом куске стены и слабый отсвет на полу, пробегая по Его телу еле заметной дорожкой. Столь желанное забвение так и не приходило. Он начинал всерьез нервничать. Не подумайте, то был не обычный невроз от частой бессонницы, совсем нет, это было волнение более глубокое, более тревожное. Нечто подобное человек испытывает, должно быть, перед дальним перелетом или просто долгим путешествием. Человек в таких ситуациях обычно начинает вспоминать, выключил ли он свет дома, не забыл ли отключить газ, оставил ли он корм домашним животным и не завянут ли в его отсутствие любимые фиалки. Точно так же и Он лежа на полу, копался в своих мыслях ожидая сон. Волнение увеличивалось, слишком давно ему не приходилось спать.
Вот сон начал подступать. За окном послышалось пение одинокой птицы. И он провалился в небытие.
Он не сразу узнал место в котором находился, земля было по прежнему полна неровностей и трещин, тумана не было, лишь тонкая струйка дыма под ногами, Он пошел наугад. Туда, где, как он думал будет находиться его набережная и дерево Леи. В нос ударил неприятный запах затхлого табака, посмотрев под ноги, он увидел огромный полусгнивший тюльпан, над которым кружили мухи. Еще через несколько шагов появилось и то самое дерево с завядшими огромными листьями по бокам. Набережная все не появлялась. Он уже отчаялся её найти, вокруг не было ничего. Щемящая пустота и нестерпимый холод. Он упал на землю и решил что больше не будет просыпаться. Не было больше ни фабрики, ни фантазий, ни Леи… все исчезли и в этом виноват он сам. Он хотел забиться в угол, которого здесь не было. Его крик никто бы не услышал. Последнее что оставалось у этого человека исчезло по его же вине.

В глаза ударил свет. Он боялся открывать их не зная чем это закончиться. Свет был не яркий, когда от ночника, даже слабее. Под собой он ощутил, что-то довольно теплое и ворсинистое, сел. Он был в своей комнате. Луна, обходила жалюзи и светила в глаза. Кошмар, это был просто кошмар. Отдышавшись, сердце бешено колотилось, он умылся и пошел было на кухню попить воды, но упал в нескольких шагах от кухонной двери и

Озеро столь большое, что противоположный берег был едва различим, открылось перед ним. Рассветное солнце здесь застыло неподвижно.
- Теперь оно твоё – Раздался голос за спиной. Он обернулся и увидел фею, она сидела, на небольшом камне – Я ждала тебя

09:25 

Ваш ход, Сэр.

E2-E4. Отличное начало партии. Кажется вас зачали. О, это был долгий и спланированный процесс или случайные обстоятельства, узнаем позже. Сейчас все неплохо. Фигуры расставлены, доска свободна и кажется угроз нет, все жизненно важные органы защищены или в крайнем случае находятся вне удара. Черные отвечают, маленькая фигура темной пешки идет на максимальное сближение с вашей подопечной. Старт. Начали. Отлично! Что предпримете? Я бы на вашем месте выводил вперед ферзя, но что будет если оппонент сделает ход конем, и скажем… вам попадется не очень удачный акушер? Уводить ферзя, терять ход. Оставлять беззащитной одинокую, невинную пешку, так удачно выставленную в начале игры? Или, может быть, вы решите прикрыть свой ход стандартным продолжением дебюта? Что-то вроде D2-D3… И вот уже самые обычные роды, самый обычный врач, фельдшер, дальше стандартное, казалось бы развитие игры, детский сад, если попадется более изворотливый противник то надомное дошкольное образование в связи с чрезмерной заботой родителей или крайней болезненностью вашей сомы… висцеры, что один в целом черт.
И вот, вы не ищете легких путей! Ход ферзем! Что? Не самое плохое начало, все на кону. Жизнь отвечает вам выдвигая вперед пешку, угроза для королевы! Но вы разумеется не лыком шиты, отводите свою главную фигуру влево от края доски кровожадно похищая рядового вражеской армии и… Шах! Ага. Поймали ее за жабры? Без малого 3 кило и 45 сантиметров в холке, какое милое дитя, не правда ли? Но нет, этот противник оказался смышленее, все же пара тысяч лет шахматной практики не проходят даром, прикрывая короля ферзем, неведомый еще противник бросает вам вызов, вам и вашей королеве, кажется у вас небольшая родовая травма… не фатально но со зрением будут проблемы. Ваша отважная фигура бросается на вражеского офицера, под углом без малого 45 градусов, и награждает вас отличным слухом! Самое отличное начало для чернокожего блюзмена, но в этот момент судьба делает долгожданный ход буквой Г… и увы, в вашем зачатии не участвовали ни жители Эфиопии, ни Соединенных штатов, и даже не латинской Америки. Всего лишь некий сантехник Василий Пантелеймонович из дома 47 по улице Смелой воды.
Не беда, вы выстраиваете свою партию дальше, прикрываете одного рядового другим, открывая свою ценную тушку, и судьба снова бьет в медный таз победы, своим шахом заставляя вас выдвинуть вперед еще одну пешку. Кривая линия защиты, примерно такая же, как пластинки дантиста на ваших зубах. Не оставаясь в долгу вы выводите вперед коня. Бонус к Харизме и строению, растянутый во времени. Музыкальная школа и клуб юных моряков при вашем учебном заведении дадут свои плоды потом. А сейчас судьба продолжает свой натиск. Вперед выходит ферзь, еще недавно защищавший полководца вражеской армии. И вот тут самое время почувствовать себя в хосписе. Вы же знаете что умрете? Просто не сейчас… так или иначе ваша смерть растянута во времени и достать вас успеет всегда, потому и не торопится. Поверьте на слово, и без вас хватает невинных младенцев, милых бабушек и симпатичных юношей, которых сейчас, немедленно и без малейшей задержки следует убрать с лица земли от греха подальше. Ну и кончено несколько личностей аморальных, вроде вас, с кем еще интересно играть.
Итак! Партия в самом разгаре, вы владеете центром доски, а это уже первый шаг к победе. У вас музыкальное образование, отличная физическая форма и интеллектуальный уровень, вы слегка подслеповаты, но уже сожрали всадника напротив вас, и этот чертов зубодер все-таки снял клетки с ваших зубов. Жизнь в разгаре: вы любите, вы любимы, играете музыку, слушаете картины и рисуете стихи, если очень повезет - просто пьете пиво, если повезет окончательно, пиво будет холодным. И казалось ваша жизнь удалась, но вот тут…ваш дебют… вы же помните свой дебют? Е2-Е4. Если бы Е2-Е3..но нет, вы решили оставить себе простор… Начать массивно! Кто такая это старуха чтобы играть с вами? Старый, рваный, хоть в целом и опрятный балахон… уже давно устаревший садовый инвентарь в руке…покрылся ржавчиной… и вы в этом не уверены, но кажется там томатная паста. А зря, ход ферзем, вы же помните этот ход? Ход ладьей… кажется легкая родовая травма, кроме зрения в затылочной части коры головного мозга поврежден ряд нейронов, ухудшена их проводимость…. Ее вы тоже помните? А теперь немного фатальности…вы помните ту пешку? Вы помните свое плохое зрение… маленькая резная фигурка из полупрозрачного, туманно – фиолетового света приблизилась вплотную… а….да…вы забыли очки...

"-Падайте же! Вы убиты!
-Упал."

10:46 

Смит

Джефри Смит любит смотреть на себя в отражении троллейбусных стекл, через его губы, обгоняя, проходят автомобили, в глазах мелькают теплые фонари автострады, чуть выше он видит свое отражение и уродливые лица позади.
Помимо прочего в этой жизни, Джефри любит кофе и сигареты. О да! Джармуш был бы счастлив знать его живым. Джефри не любит выходить из дома рано. Джефри. Никогда. Не любит. Рано. Преодолевая ступень за ступенью пологость парадной лестницы, он окидывает взглядом полы пальто, слегка касается шляпы, скорее отдавая дань вежливости головному убору, и плавно опускает ручку двери, вместе с тем закуривая сигарету, оставленную в зубах, ровно между вторым резцом и клыком.
У Джефри отлично очерчены скулы. Любая дама, вышедшая в это время на променад, отдала бы душу, любимую собачку и мужа-инвалида за эти скулы. С каждой из них Джефри здоровается, одновременно отдавая дань вежливости головному убору.
Джефри не любит вид свежего мяса, не прожаренный стейк или колбаса с кровью вызывают у него нескрываемое отвращение, которое он прячет за глотком кофе и кольцом табачного дыма.
Джефри не читает газет, ему слишком все равно. Он не любит книг, кроме одной, той самой.
Джефри мог бы быть еще более хорош, если бы его придумал не я.

10:45 

Джефри

Здравствуйте, меня зовут Джефри Смит. Каждый вечер, кроме воскресенья, когда почтальон приносит недельную макулатуру в виде счетов за дом и редких бандеролей, я, отчеканивая шаг, направляюсь к своему дому от многоместной парковки «Блю роуз».
Диана отлично готовит лазанью и мясной пирог, за что еженедельно благодарит шеф-повара небольшого ресторанчика в паре кварталов отсюда. Отлично выполняет обязанности жены. Следит за детьми. Следит за домом. Следит за собой. И конечно шеф-поваром небольшого ресторанчика в паре кварталов отсюда.
По утрам, кроме воскресенья, когда почтальон приносит недельную макулатуру в виде счетов за дом и редких бандеролей, я, выхожу из дома ровно в 7:58, завожу мотор бирюзового «Кадиллака» и отправляюсь туда, где пребываю до 6 ровно.
Там, где я прибываю до 6 ровно, милая миссис Дипхолл , приносит мне кофе и отправляется в кабинет, что напротив моего рабочего места, где пребывает с мистером Долли ровно до 9:37.
Ровно в 5:44 я покидаю рабочее место и на бирюзовом «Кадиллаке» своего отца отправляюсь в небольшой ресторанчик в паре кварталов отсюда, заказываю там мясной пирог.
Каждый вечер кроме воскресенья, когда почтальон приносит недельную макулатуру в виде счетов за дом и редких бандеролей, я, заезжаю на многоместную парковку «Блю роуз», где останавливаюсь на месте «A5» ровно в 7:25.
Это все, что я знаю о месте в котором живу, кроме воскресенья, когда чертов почтальон забывает о прорези для писем.

Hey, Joe!

главная